ВИЖУ. СЛЫШУ. ОСЯЗАЮ

Если музыканты-педагоги на самых ранних этапах обучения будут ориентироваться на особенности детской физиологии, они смогут оказать ученикам огромную помощь, подготавливая еще в доигровой период все органы, развитие которых необходимо для игры: зрение, слух, осязание, моторика. При этом надо помнить, что все сенсорные системы и опорно-двигательный аппарат теснейшим образом взаимосвязаны. Отсутствие зрительных затруднений, широкое поле зрения, способность охватить значительный объем нотного текста способствуют более легкому слуховому восприятию, а также беглому чтению с листа. Это в свою очередь облегчает задачу организации пианистического аппарата, развивает сложные двигательные навыки, помогает избежать затруднений при содружественных движениях обеих рук, избавляет от излишнего напряжения, зажимов в мышцах и пр. Отсутствие напряжения при выполнении сложных двигательных актов позволяет продуктивнее работать зрительно-слуховому аппарату. Хорошо развитое осязание подушечек пальцев снимает необходимость постоянно контролировать положение пальцев на клавиатуре, оставляя простор для вслушивания и зрительного охвата нотного текста.

Зрение
При обучении игре на фортепиано надо обращать особое внимание на зрение ребенка, следить, нет ли нарушений — глазодвигательной иннервации, сужения зрительных полей и снижения остроты зрения. Это чаще всего является причиной недостаточной работоспособности ребенка, затрудняет концентрацию внимания, повышает утомляемость и как следствие — осложняет весь процесс обучения. Следует обратить внимание, нет ли у учеников каких-либо проблем со зрением. Многие моменты можно довольно просто проверить, например, с помощью мяча.
Первое, на что надо обратить внимание, — нет ли сложностей, связанных с работой глазных мышц, то есть насколько подвижно глазное яблоко. Если малыш, наблюдая за мячом, при отведении его в стороны, вверх, вниз поворачивает голову, значит можно говорить о том, что ребенку трудно следить глазами за предметом, что недостаточно активно работают глазные мышцы. Бывает, что он вынужден поднимать голову при взгляде вверх из-за вялости мышцы, поднимающей верхнее веко.
Близорукость и дальнозоркость заметить тоже нетрудно: дети с этими нарушениями напрягают глаза, щурятся, иногда пытаются приблизиться или отодвинуться от нот, чтобы их разглядеть. В таких случаях прошу родителей проконсультироваться с окулистом, поскольку вовремя надетые очки снимают практически все проблемы. В качестве курьеза могу сказать, что выявляла близорукость у некоторых учеников задолго до того, как им этот диагноз ставили окулисты.
Обнаружив вовремя недостатки зрения, можно довольно легко и быстро их исправить при помощи специальных упражнений, гимнастики для глаз. Например, приобретенные близорукость или дальнозоркость на начальной стадии могут быть вполне преодолены тренировкой глазных мышц. Интенсивная (но не перегрузочная!) работа глазных мышц улучшает зрение, поскольку часто именно застойные явления в глазном яблоке вызывают необходимость «помогать глазам», поворачивая голову.
Игра на фортепиано способствует укреплению и развитию глазных мышц и подвижности глазных яблок: важно лишь предупреждать неоправданные движения головой. Попеременный взгляд на нотный текст и на клавиатуру — это лучшая гимнастика для глаз. Но и здесь следует быть очень осторожным: ни в коем случае не доводить ребенка до переутомления!
Работая с такими детьми, мне приходится гораздо больше разнообразить занятия, нежели обычно.
Довольно частая проблема — сужение поля зрения, недоразвитие периферического зрения, из-за чего становится затруднительным широкий охват клавиатуры (горизонтальный охват). Приведу пример. В пьесе А. Гаврилина «Генерал идет» даже взрослому человеку часто приходится хотя бы немного поворачивать голову — настолько далеко находятся периодически повторяемые ноты в разных регистрах клавиатуры. Однако мои четырехлетние ученики уже играют эту пьесу, не испытывая трудностей. Прежде всего, потому, что большое внимание мы уделяем тренировке глазных мышц. Именно на этой пьесе удается приобрести необходимый навык — видеть как можно более полно всю клавиатуру.
Следующая проблема — вертикальный охват. Надо найти правильное положение головы, чтобы и нотный текст, и клавиатура одновременно находились в поле зрения. При этом ориентиром служат черные клавиши. Именно для того, чтобы заложить необходимые основы хорошей зрительно-моторной координации при игре на фортепиано, следует при первом знакомстве с клавиатурой ориентировать малыша на черные клавиши (см. раздел «Нотная грамота»). Именно они наиболее четко запечатлеваются в поле зрения. Впоследствии при чтении с листа ребенок может «вслепую» ориентироваться на клавиатуре, сохраняя в поле зрения всю фактуру пьесы. Наша цель: достичь максимально широкого зрительного охвата (периферическое зрение) как по вертикали, так и по горизонтали.
При практическом обучении огромную роль в формировании способности зрительного охвата играет развитие слуховых навыков, благодаря которым ученик гораздо быстрее находит любую нужную ноту. Конечно, скорость реакции и быстрая зрительная ориентация появляются не сразу, а приходят со временем.
Еще одна проблема, связанная со зрением, — затруднения в координированной работе обоих глаз. В данном случае может помочь комплексный подход — необходимы помощь окулиста, гимнастика, постепенное усложнение задач и пр.
Нередко встречаются проблемы, когда ребенок не умеет читать и различать ноты, причем первоначально можно подумать, что у него нарушено зрение. Но нарушения в восприятии графических знаков часто имеют совсем иную причину: это может быть следствием родовой травмы, сотрясения мозга, функциональных или органических нарушений центральной нервной системы. В таких случаях необходима помощь специалистов.
Подобные проблемы, к сожалению, выходят за рамки моей компетенции. Единственное, что могу сказать: дифференцировать эти случаи достаточно легко, если проанализировать речь ребенка (поскольку они часто сочетаются с дислексией).
Работая с особой возрастной категорией, мы должны всегда помнить, что глаза трехлетнего ребенка могут различать мелкие предметы на удалении не более 30-35 см. Но ведь расстояние от глаз юного пианиста до пюпитра обычно превышает 50 см! Значит, нельзя давать ему обычный нотный текст — ноты должны быть очень крупными. Второй путь преодоления этой трудности — начинать обучение нотной грамоте с цветных нот. Подробно об этом пишу в главе «Нотная грамота», а здесь лишь остановлюсь на том, как маленькие дети воспринимают разные цвета.
У трехлетних детей существует значительная вариабельность в восприятии всех цветов и оттенков, кроме четырех основных — красного, синего, желтого и зеленого. Именно на этих четырех цветах, воспринимаемых изначально специализированными цветочувствительными рецепторами сетчатки, правильнее всего строить процесс обучения нотной грамоте с использованием цветных нот.
Исходной точкой в моих поисках цвета для обучения трехлетних детей нотной грамоте стала система цвето-музыкальных представлений Исаака Ньютона, который вывел соответствие цветов солнечного спектра семи нотам музыкальной гаммы. По Ньютону, каждая нота имеет свой цвет:
— До — красный.
— Ре — фиолетовый.
— Ми — синий.
— Фа — голубой.
— Соль — зеленый.
— Ля — желтый.
— Си — оранжевый.
Я попробовала сначала именно этими цветами обозначать ноты. Однако у малышей возникли некоторые сложности — они, например, путали голубой и синий. Со временем нашлась оптимальная, как мне кажется, система цветных нот, построенная на основных четырех цветах (см. главу «Нотная грамота»).

Слух
Слух есть орган души. Б. Пастернак
Все дети рождаются с предпосылками музыкального слуха, и возможности его развития практически безграничны.
Успешное развитие слуха зависит от многих факторов, но особенно от своевременного, как можно более раннего погружения в мир музыки.

Музыкальный слух включает в себя ряд компонентов — звуковысотный слух, мелодический, полифонический, гармонический, тембро-динамический, внутренний (музыкально-слуховые представления).
Безусловно, если один из компонентов развит недостаточно, это в процессе обучения можно сразу почувствовать. Мелодический, гармонический, тембро-динамический слух надо воспитывать и развивать. Существует еще и вокальный слух, то есть способность правильно интонировать, но его несовершенство может компенсироваться внутренним слухом.
Что влияет на развитие различных компонентов слуха?
Гармонический слух. В одном из детских садов был проведен «эксперимент», в ходе которого установили, что дети не способны ощутить разницу между мажором и минором. Такой вывод, мне кажется, свидетельствует лишь о низком профессиональном уровне экспериментаторов, несовершенстве их эксперимента. Дети легко различают минор и мажор — именно на этом переложном факте я разработала целостную систему знакомства детей с основами гармонии, которая направлена на развитие гармонического и мелодического слуха. Это для меня фундамент, тот источник, из которого проистекают разнообразные возможности для развития всех других компонентов слуха.
Мелодический слух развивается лишь в том случае, если слуховое внимание направлено не на отдельные звуки, а на звукообразование интервалов, созвучий (аккордов) (см. главу «Теория музыки в образах»).
Г. М. Цыпин пишет в книге «Обучение игре на фортепиано» (М., 1984), ссылаясь на Б. М. Теплова, что «мелодический слух может и должен непосредственно связываться в восприятии и воспроизведении мелодии не просто как ряда звуков, а как ряда интервалов, передающих известное настроение и являющихся выражением известного содержания в определенной форме. Короче, можно сказать, что мелодический слух проявляется в восприятии мелодии именно как музыкальной мелодии, а не как ряда следующих друг за другом звуков». Именно поэтому не стоит тратить время и усилия на развитие мелодического слуха как такового — он проявляется автономно на основе развития гармонического слуха.
Что касается других компонентов слуха — они развиваются в процессе занятий, работы над произведением путем использования многочисленных методов.
На звуковысотный слух в значительной степени влияет сольфеджирование, особенно в сочетании с игрой. При правильном подходе к начальному обучению можно воспитать и довести звуковысотный слух до совершенства.
Функции музыкального слуха сложны и разнообразны. Это мелодия, ритм, тембр, высота звуков, гармония. Но для меня гармонический слух и безошибочное распознавание (взглядом!) нотных знаков становятся основой для развития внутреннего слуха, без которого я вообще не мыслю обучение игре на фортепиано.
Приведу совсем недавний пример. Восьмилетний ученик, который приступил к занятиям в пятилетнем возрасте, на очередном уроке вдруг говорит: «Я хочу сыграть эту пьесу, она мне очень нравится». Это было «Рондо» Бетховена. Я удивилась, поскольку никогда не играла ему это произведение. «Почему ты вдруг захотел играть именно «Рондо»? — «Я посмотрел в ноты и почувствовал, как оно красиво звучит!» — «Ты уже играл его дома?» — «Нет». И он сыграл с листа, от начала до конца.
Есть один способ, в котором особенно ярко проявляется связь между зрением и слухом: беглое чтение с листа. Оно во многом зависит от согласованности зрения и внутреннего слуха. При нарушении одного из элементов в этой системе возникают сложности — ребенок не в состоянии озвучить на фортепиано нотный текст, что вызывает излишнее напряжение и приводит к ошибкам, поскольку в данном случае страдает и зрительно-моторная координация.

Осязание
Каждое прикосновение к клавише есть физиологический процесс. Для распознавания тактильных ощущений есть особые отделы центральной нервной системы, которым передается информация от различных участков кожи. Мы знаем, в какой мере слепые люди могут компенсировать отсутствие зрения осязанием — нервные импульсы, поступающие в тактильные центры головного мозга, практически приравниваются к импульсам, которые у зрячих людей поступают от зрительных рецепторов. Следовательно, все, что написано мною о связи слуха и зрения, в полной мере можно отнести к слуху и осязанию.
Участки кожи различаются по представительству в коре головного мозга. Подушечки пальцев — один из наиболее «представленных», следовательно наиболее чувствительных. Любое прикосновение пальцев к предметам вызывает раздражение тактильных рецепторов и возбуждение в коре головного мозга. Чем больше нервных окончаний в подушечках пальцев, тем сильнее реакция на их прикосновение к предмету (у отдельных людей кожные рецепторы реагируют даже на приближение к предмету, еще до прикосновения). Тактильная чувствительность — сугубо индивидуальный признак.
Ребенок, который прикосновением к клавише рождает звук, может испытать от этого настоящее потрясение. Более того — он понимает, что в его власти создать любой по красоте звук… Именно поэтому так высоки мои требования к первому прикосновению к клавише, к культуре звука, о чем я подробно пишу в разделе «Малыш за роялем».
Расскажу об одном случае. Олечка Мироненко играла на концерте в Ленинграде «Осень» В. Гаврилина. По чисто техническим причинам мое имя не было произнесено — публика не знала, у какого педагога учится девочка. Но после удивительного по проникновенности исполнения в антракте именно ко мне подошли коллеги, чтобы поздравить с успехом ученицы. Откуда они узнали, что Олечка — моя ученица? Как сказала одна из них: «Татьяна Борисовна, это же было понятно по ее отношению к звуку!»

Оставить комментарий