Записи с меткой «ИНТЕРВАЛЫ»

ИНТЕРВАЛЫ

С чего предпочтительнее начинать? Со знакомства с интервалами, это — первый этап. Каждому интервалу соответствует наглядный, доступный образ. Чаще всего это какое-то животное, зверушка, известная ребенку. Я пытаюсь всеми возможными способами описать, обозначить, показать, обыграть тот образ, с которым у малыша впос ледствии будет связан интервал. Выбор образа неслучаен — он эмоционально соответствует звучанию интервала, его настроению. Каждый интервал имеет по крайней мере два имени — «образное» (игровое) и академическое. Дети на уроках знакомятся с соответствующими каждому интервалу образами и слышат, как их характер выражается в звучании. В итоге они учатся узнавать, различать и сравнивать созвучия.

Приведу образные обозначения всех интервалов и самые главные характеристики, доступные пониманию ребенка:

ч. 1 — чистая прима — Капельки или Птичка — звуки-близнецы, повторение одной и той же ступени (консонанс);

м. 2 — малая секунда— Мышка — мелодический интервал — жалобная интонация, гармонический интервал — острая (диссонанс);

б. 2 — большая секунда — Крыса — в гармоническом виде жесткий диссонанс, а в мелодическом — игривая;

м. 3 — малая терция — Кролик в клетке — минорный лад, близкие звуки; мягкая и темная в гармоническом виде; грустная (консонанс);

б. 3 — большая терция —  Зайчик  — мажорный лад (консонанс), светлый, свободный, резвый, веселый;

ч. 4 — чистая кварта — Ворона — жесткое, пустое звучание;

ч. 5 — чистая квинта — Одуванчик — легкий, почти невидимый, пустое звучание, жесткое в басах, светлое в верхнем регистре; задумчивый характер (консонанс);

м. 6 —  малая секста — Грустный олень —  минорный лад (консонанс);

б. 6 — большая секста — Мама-Олениха — мажорный лад, веселая олениха, стремительная (консонанс);

м. 7 — малая септима — «Я — обезьянка Чи-чи!» — шутливое звучание, она сама о себе говорит, как бы вступает в диалог со слушателями (диссонанс), но в гармоническом виде встревоженное звучание (обезьянка заболела);

6. 7 — большая септима — Волк — резкое и хмурое, диссонирующее звучание;

ч. 8 — чистая октава — Жираф — звучание чистое и широкое, как бы шея жирафа вытягивается (совершенный консонанс).

Эти «опорные образы» — огромное подспорье в нашей дальнейшей работе. Они должны быть ясными, легко запоминающимися, такими, чтобы их можно было артистически обыграть, чтобы они не оставались формальными знаками.

С какого интервала начинать? Почти всегда это зависит от самого ребенка, от его настроения, от того, к чему он больше готов, к чему расположен. У многих есть любимые интервалы, как бы наиболее слышимые, самые доходчивые. В сущности, ответ таков: все равно с чего начинать, главное — показывать детям любой интервал образно, наполнять его значением.

Очень важно понимать, на что направлено внимание ученика: на выражение лица педагога, на его мимику, па интонации голоса. Он моментально усваивает артистические приемы и очень быстро, буквально сразу же, начинает сам изображать подсказанные образы. Жестами, мимикой показывает, что звучащий интервал ему знаком! Например, наклоняет голову и ручками изображает красивые оленьи рога, при этом еще и вздыхает. Как тут не догадаться, что это Грустный олень, то есть малая секста. Или старательно вытягивает шею, даже руками помогает — значит, Жираф, то есть чистая октава… Через непродолжительное время дети уже называют не только имена зверушек-образов, но и академические названия интервалов, причем без всяких усилий со стороны учителя.

 Попытаюсь приблизительно описать некоторые детали этого процесса — ознакомления маленьких учеников с разными интервалами.

Чистая октава. Жираф. «У жирафа длинная шея, она тянется-тянется-тянется…» Проигрываю интервал, заполняя его по хроматизму. И показываю, как тянется эта шея. Чистая октава — простой для малышей интервал. Он действительно так певуч, так ладен, так ощущается образ длинношеего жирафа…

Обезьянка Чи-Чи — малая септима. Обезьянку Чи-Чи обязательно надо пропевать: «Я — обезьянка Чи-Чи…» Веселая обезьянка поет о себе. Если начинать знакомство с этим интервалом с гармонического звучания, то смазывается шутливая интонация интервала.

Большая септима (Волк), чистая кварта (Ворона) и большая секунда (Крыса). Волк. У него грозные глаза (я показываю, какие хмурые и грозные глаза у волка), и он большой! Конечно, не такой большой, как Жираф (октава), но тоже большущий!

У нас есть кукла, у которой, как у балерины, ноги могут выделывать разные чудеса. Она может, например, сесть на шпагат, это — октава. А когда она показывает Волка — ее ножки чуть-чуть ближе друг к другу, не так широко расставлены, как при октаве. Я играю большую септиму, и дети морщатся — некрасиво звучит. И глаза и брови у детишек насуплены. Волк не очень-то хороший. Понятно, почему некоторые его даже боятся, а другие уже готовы сразиться с ним. Но я играю септаккорд, и Волк становится не таким уж и страшным…

Тут же показываю еще один жестко звучащий интервал — кварту. Ворона-кварта некрасиво каркает и капризничает. Она топает ножкой:

«Хочу мороженое! Купи мороженое!» Невоспитанная ворона… Но ее можно поучить и перевоспитать. И тогда она уже не топает ножкой и уже не так громко кричит — просто говорит: «Купи, пожалуйста, мороженое»… И у куклы-балерины ножки поставлены чуть ближе одна к другой, не так широко, как при большой септиме, Ворона меньше Волка!

Конечно, я играю интервалы вне тональностей от разных нот. И не только мелодически, но и гармонически. Очень важно, что дети слышат в моем исполнении мелодии, песенки, отрывки из самых различных пьес, где встречаются знакомые им интервалы. Я акцентирую в мелодии эти созвучия. Октава — в «Турецком марше» Моцарта, а кварта (Ворона, уже научившаяся, как себя вести) — в «Старинной французской песенке» Чайковского…

Еще один неблагозвучный интервал — Крыса. Большая секунда. Ножки у куклы-балерины, как и ноты в интервале, — рядом. Как клякса чернильная, расплылась на двух нотках сразу. Что случилось с Крысой? Почему это она такая скрюченная? В капкан попала? Ножки срослись? Как же звучит эта Крыса? Звучит так неприятно — даже уши устали… Отдохнуть хочется. Играю чистую октаву.

Таким образом мы познакомились с пятью интервалами, хотя и все другие интервалы дети слышат практически с самых первых уроков.

Теперь можно начинать игру. Ведущий выходит за дверь, надевает на себя серый платок и входит с насупленными бровями в класс. Остальные ученики угадывают: кто же это вошел? Волк! Или входит, подволакивая ножки, сжался весь — Крыса. Или открывает шумно дверь и ногой топает — Ворона. Я играю тот интервал, который ведущий показывает. Со временем ученик сам будет подходить к инструменту и играть интервал специальными палочками с подушечками на них.

Эта игра, это разыгрывание сценок — не только повторение пройденного материала, но и развитие артистизма в детях. Разрешаются любое переодевание, пантомима, рассказы — все что угодно, но главное — надо сыграть роль, войти в образ, почувствовать и показать его! Урок на запоминание интервалов превращается в урок актерского мастерства. Это подготовка к сцене, более того — первый

опыт художественного перевоплощения…

Новый урок. Его мы начинаем опять с чистой октавы. Я заполняю интервал, и дети настраиваются на игру, вживаются в образ. А вслед за знакомым Жирафом — новый интервал: чистая прима. Как две капельки подряд. Кап-кап… Рассказываю детям сказку про капельки росы, про то, как они падают с листьев, и играю 14-й вальс Шопена. Там эти капельки так красиво звучат! Можно показать чистую приму по-другому — как будто слезки капают («Болезнь куклы» Чайковского).

Затем знакомимся с веселыми и грустными интонациями. Пугливая Мышка (малая секунда), Кролик (малая терция) и грустный маленький Олененок (малая секста). Все эти интервалы — жалобные, грустные. И давать их лучше всего в сравнении с мажорными созвучиями — с большой терцией (Зайчиком) и с большой секстой (Оленихой-мамой). Когда дети знакомятся с малой секундой, рассказываю им сказку «Кот и мышь». И играю замечательную пьесу Рыбицкого или тему из 40-й симфонии Моцарта, стараясь обратить внимание детей на малые секунды (как в мелодическом, так и в гармоническом виде).

Малая терция — Кролик. Кролик живет в неволе. Это зайчик прыгает по солнечной полянке, а кролика запирают в клетку, гулять не выпускают (играю для сравнения большую и малую терции). Минорное, жалобное звучание малой терции. Кролику грустно. Но малые терции могут прозвучать и чуть-чуть веселее. Это кролика все-таки выпустили из клетки, дали немного погулять. Вот и настроение получше стало… И тут же — Заяц! Это свобода. Конечно, Заяц похож на кролика, но в то же время он совсем другой.

Большая секста — самый красивый интервал. Олениха-мама. У нее красивые рога! Она живет в лесу, среди сосен и елочек. Играю песенку «В лесу родилась елочка»… Олениха бегает по лесу, ей весело, она далеко может убежать. А вот ее сыночку — маленькому Олененку (малая секста) — грустно. У него рожки и так-то маленькие, а он еще и голову опустил. У мамы много дел — она убегает, а он один остается. Маленький, грустный. Играю детям мелодию из французского фильма «История любви». Она очень им нравится, они чувствуют и грусть, и нежность малых секст. И никогда после этого урока не путают их с большими секстами.

Урок на повторение: играю малую сексту, и дети мгновенно наклоняют голову, подносят к ней руки, расставленными пальчиками изображая рога, и лица — грустные. Некоторые при этом вздыхают, кто-то ножку подогнул… Однажды один из малышей подошел к девочке, изображающей грустного олененка, и стал гладить ее, утешать, а мне говорит: «Татьяна Борисовна! Скорее превратите Машеньку в большую сексту!» (то есть в веселую маму-Олениху!) Я играю большую сексту — дети поднимают высоко головы, рога оленьи распрямляются над головами…

Так, шаг за шагом, мы основательно прошлись по всем интервалам. Остался один. «Пустой». Чистая квинта. Квинта оживляет мелодию. Квинта — это Одуванчик. Или радужный мыльный пузырь. Что-то невесомое, бесплотное, но красивое! Дунь — одуванчик разлетится, мыльный пузырь лопнет и — пустота… Но если заполнить квинту мелодически, оказывается, она вовсе не пустая! Квинта — Дюймовочка, сидящая на чашечке цветка. Когда пролетает ласточка, Дюймовочка радуется.

После усвоения всех интервалов осваивается понятие об увеличенных и уменьшенных интервалах. Добавляются два новых интервала — увеличенная кварта и уменьшенная квинта. Эти интервалы дети прозвали «Тритончиками», переделав академическое «тритон». У малышей реакция на тритоны очень интересная. Если слышат увеличенную кварту — сжимают кулачки и, медленно открывая, протягивают мне руку так, словно угощают меня конфетой. На уменьшенную квинту кулачок сжимается крепче, они его как-то притягивают поближе к себе, будто стараются оставить конфету у себя, не отдавать.

Все интервалы пройдены. Перед нами — второй, очень важный этап: переход от образно-слухового восприятия созвучий к зрительному их восприятию и осмыслению, к  узнаванию на нотоносце нот, из которых интервалы построены, к сольфеджированию.

Для того чтобы научиться узнавать ноты в интервалах и сольфеджировать их, мы обращаемся к новым играм. Для этого нужно несколько простых приспособлений, которые можно сделать самостоятельно. Главное, что нам нужно, это «пенальчики» и «нотная касса».

«Пенальчики» — очень простое приспособление. Школьные пеналы соединены вместе. На их крышках — картинки: капельки, зайчики, мышки, олененок, серый волк… Знакомые персонажи, знакомые «образы» интервалов. К каждой картинке — название интервала и его буквенное обозначение. Дети в три года могут еще не знать всех букв. Но буквы Ч, Б и М они знают! «Ч — это как четыре». «Б — это Бабушка». «М — конечно, Мама». К этому времени дети уже знакомы с цветовым обозначением нот (см. главу «Нотная грамота»). А значит, можно начинать игру.

«Нотная касса» — такая же, как «касса букв и слогов», но вместо кармашков для букв 6 этой кассе кармашки для нот. Семь нот — семь кармашков. На каждом нарисованы два нотоносца (скрипичный и басовый), и на обоих нотоносцах изображена одна и та же нота. Расположение ее в скрипичном и басовом ключах разное. В каждом кармашке лежат карточки со всеми интервалами от этой ноты в обоих ключах. Все ноты — на карточках и на кармашках — цветные.

Первая игра.

Из кармашка, на котором нарисовано до, я беру первую попавшуюся карточку. На ней зеленая нота — до и синяя — ми… Играю и сольфеджирую интервал — конечно, подсказывая мимикой, намекая детям — «кто там у нас на карточке спрятался, кто там скачет по полю (по всем октавам)»? — Заяц! Карточку с интервалом, сольфеджируя, дети прячут в пенальчик, на котором нарисован заяц. Некоторые дети уже без «образной подсказки» слышат характер звучания интервала, а некоторые могут даже вспомнить, что Заяц — это большая терция.

Вторая игра.

По пеналам разложены все карточки из одного кармашка, с разными интервалами от одной и той же ноты. Загадываю загадку: «В пенальчике, на котором нарисован Волк, лежит карточка с оранжевой нотой «фа». Какая вторая нота там нарисована?» И ребенок, подсчитывая ступени, отвечает. Я тоже даю свой ответ. Кто угадал, тому и достается карточка. У кого больше карточек — тот выиграл. Каждый урок посвящен интервалам от одной какой-либо ноты.

К третьей игре мы переходим, когда пройдены интервалы от всех семи нот. Все карточки разложены по своим пенальчикам. Играю созвучие, дети берут из пенала карточку с изображением интервала и кладут ее в нужный кармашек кассы. Конечно, сначала они узнают интервалы по подсказке, но со временем справляются с этим самостоятельно.

Четвертая игра.

Выкладываю на стол все карточки из одного кармашка. Играю и сольфеджирую интервал, а дети по цвету нот находят нужную карточку. Из всех карточек, которые ребенок правильно нашел, он постепенно выкладывает на столе «ромашку». У кого в «ромашке» больше лепестков (карточек с интервалами), тот и выиграл. Чтобы не было проигравших, я подсказываю некоторым детям. Главное — чтобы все выиграли.

Пятая игра. На столе раскладывается «ромашка» из карточек с интервалами от одной ноты. Играю и сольфеджирую какой-либо интервал, например чистую квинту. Малыш мгновенно выхватывает из «ромашки» нужную карточку, плавным (пианистичным!) движением руки протягивает ее мне и… поет квинту, а я в ответ заполняю интервал звуками, входящими в интервальный диапазон, и возвращаю ему карточку. Потом, спустя какое-то время, когда дети самостоятельно играют на инструменте, мы меняемся местами, и дети, копируя мои «ответы», самостоятельно заполняют интервалы. Это — первый шаг к импровизации.

На этом остановлюсь в описании игр, потому что, в сущности, их можно придумать бесконечное количество. Со временем можно играть не за столом, а за инструментом, выставляя карточки на пюпитр, и т. д.

Прекрасно, если дома родители помогают детям, играя с ними во все эти игры. В неделе семь дней. Каждый день можно загадывать ребенку один из семи известных звуков и строить от него все интервалы.

«Пенальчики» нам еще пригодятся, когда дети будут сочинять мелодии в определенном интервале и раскладывать их по пеналам.

Третий этап — учимся «рисовать» интервалы, цветными фломастерами в обоих ключах. Важно помнить, что не следует долго задерживаться на интервалах от одной ноты — это может закрепиться в детском сознании и впоследствии ребенку будет труднее выстраивать инструменты от других нот. С первых же уроков мы «рисуем» интервалы от всех нот в обоих ключах цветными фломастерами вне нотоносцев. Как только дети научатся рисовать все интервалы, можно начинать писать диктанты. Со временем появляется нотоносец. Ноты становятся чёрными. И, наконец, ученики пишут интервальные диктантъ! на обычных (только очень крупных) нотоносцах черными фломастерами. Удобные для диктантов нотоносцы напечатаны в конце сборника Л. Хереско (Музыкальные картинки. Л., 1988).

Музыкальные диктанты дети очень любят. Как-то я была приглашена на день рождения к своему ученику. Был прекрасный стол, много вкусной еды, но мне не удалось поесть, потому что, увидев меня, именинник закричал: «Давайте писать диктант!»

Как проходит диктант? У детей на столе два больших нотоносца. Нотоносцы разделены на такты. Минимальное число тактов (в начале обучения) — четыре, постепенно число их доходит до восьми (не стоит переутомлять детей длинными диктантами!). Они сами выбирают, от какой ноты мы пишем диктант. Я играю интервал в мелодическом и гармоническом расположении и, конечно, сначала подсказываю, напоминаю образ. Ученики, определив интервал, записывают его. Главное — постепенность! Несколько уроков — диктант на интервалы от одной ноты и лишь затем — от другой и т. д.

Давая диктанты, не ставлю перед собой цель проверить, знает ли ученик ноты, интервалы, расположение нот на нотоносце и пр. Конечно, по результатам диктантов все это можно определить, но главное становится ясным, какова изначальная природа слуха ребенка и насколько он развит.

Во время диктантов я строго придерживаюсь двух правил.

Первое: даже если ребенок ошибся, не акцентирую на этом внимания. Просто правильно отвечаю за него. Если сказать: «Ты ошибся, ты неправильно написал ноту», это наверняка отобьет у малыша желание писать диктанты. Если пять раз вернуться к одному и тому же интервалу — в конце концов, ребенок наверняка напишет его правильно. Не надо торопиться — это не только бесполезно, но и опасно!

Второе правило: дети не должны ощущать, что кто-то из них пишет диктанты хуже, а кто-то лучше. Поэтому диктанты мы пишем чаще всего на индивидуальных занятиях. Групповые уроки хороши, но в них должны участвовать ученики примерно равной силы. Кроме того, даже такие дети вовсе не одинаковы: у кого-то лучше слух, а у кого-то быстрее реакция.

Вначале работаем с нотами первой и малой октав. Потом диапазон октав расширяется. Когда дети познакомятся с гармонией, когда их гармонический слух будет развит, они будут безошибочно слышать и узнавать все ноты вразбивку в любой октаве. Это значит, по сути, что благодаря нашим «игрушкам», через образное представление, от картинок-зверушек малыши приходят к почти абсолютному слуху.

Четвертый этап — закрепление звуковысотных представлений с опорой на зрительное восприятие нотного текста. Это пропевание мелодий в пределах соответствующего интервала и сочинение в заданном диапазоне. Тут мы вновь возвращаемся к «Пенальчикам».

На уроках я играю, сольфеджируя, простейшие мелодии, записанные на карточках, — самые элементарные, в пределах октавы. Например, детскую песенку В. Витлина

«Серенькая кошечка» (диапазон Ч5) или русскую народную песенку «У кота воркота» (БЗ). Потом показываю в нотном тексте верхнюю и нижнюю ноты, и мы учимся зрительно, по нотам, определять диапазон мелодии. Когда интервал определен, дети кладут карточку с нотным текстом в нужный пенальчик. Так они привыкают к тому, что каждая мелодия ограничена пределами какого-то интервала. Для закрепления этих навыков у нас есть специальная игра. Для нее нужно подготовить набор карточек с записанными на них мелодиями. Позже, когда ученики сами начинают сочинять песенки в определенном диапазоне на полюбившиеся им стихи, они пополняют нашу музыкальную «коллекцию».

У этой игры несколько вариантов.

Можно смешать все музыкальные отрывки, чтобы дети, мгновенно определив их диапазон, правильно распределили карточки по пенальчикам (внутренний слух и зрительный охват нотного текста). Им очень нравится, когда я поднимаю веер из карточек с мелодиями над головой и вынимаю одну из них — здесь привлекает момент внезапности. Ребенок и сам не знает, какая карточка из веера ему достанется!

Еще один вариант: выставляю несколько карточек па пюпитр и прошу ученика найти конкретную мелодию. Например: «Найди мне песенку «Серенькая кошечка» в квинте». Зрительно, без игры он находит требуемую карточку.

Или я играю мелодию, а ребенок мне показывает карточку, на которой эта мелодия записана.

Эти игры используются не только для закрепления интервальных представлений — они являются одной из важных составляющих изучения нотной грамоты. В будущем коллекция карточек поможет нам, когда ученики начнут играть: они будут проигрывать на инструменте, и одновременно сольфеджировать музыкальные отрывки, записанные на карточках.

Как дети знакомятся с мажором и минором? Через доступный их пониманию образ.

В сборнике В. Подвала «Давайте сочинять музыку!» (Киев, 1988), на странице 13 есть замечательные картинки и песенка — «Зайка». В ней поочередно звучат фразы — то в мажоре, то в одноименном миноре:

Зайка прыгал и скакал…     (ре мажор)

И морковку потерял…         (ре минор)

Потихонечку пошел…         (ре-минор)

И опять ее нашел                  (ре мажор)

На этом примере дети отчетливо видят смену ключевых знаков, смену настроения (по двум картинкам) и с легкостью различают мажор и минор.

Для закрепления навыков мы поем много подобных песен, в частности, песенку «Чижик». Мотив — известный. А слова совсем другие, замечательные:

Чижик, Чижик, где ты был? (мажор)

Я всю зиму в клетке жил.

Где ты клювик замочил?

— В клетке я водичку пил.

Что ты, Чижик, похудел? (минор)

— Я всю зиму проболел…

Чем же клеточка плоха?

— Ведь неволя так горька!

Чижик, хочешь к нам сюда? (мажор)

— Ой! Да, да, да, да, да, да!

Ну-ка, Чижик, вылетай!

— Ай-яй-яй-яй-яй-яй-яй!

В этом диалоге между птичкой и детьми создан настолько яркий образ, что различие между мажором и минором прекрасно чувствуется детьми.

На одном из открытых уроков моя первая трехлетняя ученица Танечка стала учить публику (состоявшую в основном из моих коллег-педагогов) тому, о чем рассказывает музыка, точно копируя мои интонации. Она поведала им, что грустный Чижик всю зиму прожил в клетке, в неволе, а потом его освободили и выпустили на свободу… Это были незабываемые мгновения. Слушая Танечку, я совершенно ясно поняла, что только опираясь на яркий образ можно знакомить детей с мажором и минором. Тогда они без затруднений различают их. Образная «дифференциация» героев — ассоциация мажора и минора с тем или иным персонажем — остается навсегда.

В главе «Нотная грамота» я уже рассказывала о том, как замечательно дети реагируют на пьесу «Кукушка и перепел». В ней есть и контраст, и поэтическое сравнение образов, и жизненная ситуация, понятная малышам.

Цель этого этапа работы — не ознакомление с тональностями, со знаками альтерации и прочим, а лишь подготовка к следующему этапу — знакомству с трезвучиями. Ученики должны слышать разницу в звучании мажора и минора.

 

Посещаемость