Архив рубрики ««За роялем без слёз»»

Страница 1 из 10123456

ГИМНАСТИКА

В своей педагогической практике я неизменно использую различные гимнастические упражнения, которые помогают ученикам преодолевать затруднения, вызванные нарушениями в опорно-двигательной системе. Приведу ряд упражнений, позволяющих решать стоящие перед нами задачи. В зависимости от индивидуальности ребенка педагог может варьировать, изменять эти упражнения, придумывать новые и т.п.
Упражнения для правильной осанки
«Стройность, величавость» — так определил понятие «осанка» В. Даль, врач и языковед. Годами наблюдая за детьми, убедилась, что осанка становится подчас своего рода «зеркалом души», отражает не только физическое, но и психическое состояние ребенка, его настроение, характер. Дети с плохой осанкой — это дети часто робкие, пассивные. Никогда не поздно заняться исправлением осанки, но гораздо легче — не допустить ее дефектов.
1. «Лифтик»
Ноги на ширине плеч. Корпус чуть прогнут. Плечи свободные и немного опущены. Руки впереди корпуса.
Кисти расслаблены, свисают свободно. Локти округлы, без острых углов. Центр тяжести на пояснице. Шейные мышцы свободны. Педагог стоит сзади, поддерживая снизу руки малыша, как бы перекладывая их тяжесть на свои руки. Убедившись, что тяжесть тела ребенка действительно распределена с опорой на ноги, на тазовый пояс, а шея и руки расслаблены, педагог подбрасывает его руки вверх, и они, падая свободно, долго раскачиваются, как маятник, До полной остановки.
Здесь очень важно проследить, чтобы не был зажат шейный отдел, Это упражнение помогает при игре на фортепиано, способствует «проводимости звука», содружественному движению обеих рук (синкинезии).
2. «Балерина»
Чуть прогнутый корпус. На вдох подняться на носки и одновременно плавно приподнять руки вверх, скрестить их над головой и развести в стороны. На выдохе вместе с на^ клоном туловища руки свободно падают и раскачиваются до полной остановки. Педагог в это время проверяет, расслаблены ли мышцы плеч (подставляя под плечи ребенка ладони).
Упражнение помогает распрямить туловище, научиться ощущать руки «из корпуса», а также освобождать мышцы рук от зажимов.
3. «Палочка»
Спинка прогнута. Руки свободно лежат на гимнастической палке, которая находится за спиной в подмышечных впадинах. Ребенок вращает туловище в разные стороны, не напрягая при этом рук.
Упражнение помогает держать прямо спину, предотвращает сколиоз и зажатие рук в локтевых суставах.
4. Вращательные движения
Малыш сжимает руки в кулачки и вращает ими. При этом важно следить за локтями, которые должны непроизвольно участвовать в движении. Плечи не подняты! Если они поднимаются, надо сделать несколько вращательных движений в плечевых суставах. Если руки в плечевых суставах плохо вращаются — начать с простейших упражнений: поднимать и опускать плечи. В этом упражнении важно определить — в чем состоит трудность для ребенка, и, начиная с простых движений, по мере возможности усложнять их.
Безусловно, для того чтобы научить прямо «держать спину», нужно делать упражнения не только для снятия напряжения с шейных и плечевых мышц, но и для укрепления нижних мышц спины. Например — разведение рук в стороны; при этом работают грудные и спинные мышцы.
5. «Шейка»

Мягкими, ласковыми касаниями рук (обязательно теплых!) педагог осторожно помогает ребенку делать небольшие плавные круговые движения головой. Они позволяют снять напряжение с шейных мышц. Надо постараться, чтобы ученик мог самостоятельно совершать такие движения, не напрягая шею.

Эти пять упражнений приучают владеть своим телом, снимать излишние напряжения, чувствовать «зажимы» и освобождаться от них. При достаточной натренированности благодаря описанным упражнениям дети не будут ощущать усталости в плечевой области и не станут «помогать себе», поднимая плечи.
6. Упражнения для стоп

Вращательные движения голеностопных суставов — прекрасное средство для того, чтобы преодолеть зажатость и малоподвижность стоп. Можно совершать круговые движения стопой вокруг педали. Важно следить за тем, чтобы у детей не развивалось плоскостопие — это может вызвать трудности при педализации.

Упражнения для крупных мышц
Эти упражнения дифференцируют работу крупных мышц. В результате активизируются мышцы плече-лопаточного отдела, появляется ощущение «целостности» движений рук «из корпуса».

1. «Мельница»

Руки и тело свободные. Вращательные движения рук «из корпуса» в плечевых суставах, правой и левой рукой попеременно и вместе, вперед и назад.

В упражнении «Мельница» важно, чтобы руки не были напряжены, поскольку его цель — не разработать мышцы рук, а лишь уметь их расслаблять и совершать движения расслабленными руками.
2. «Цыганочка»

Потряхивания плечами (как в цыганских танцах) лучше всего выполнять под аккомпанемент.
Вначале стоит делать упражнение в упрощенном виде — лишь подвигать плечиками вверх и вниз, попеременно и вместе, затем перейти к вращательным движениям плечевых мышц — попеременно, вместе, вперед, назад.
3. «Боксик»

Для того чтобы почувствовать руку «из корпуса», ребенок имитирует движения боксера, с силой выбрасывая руки вперед, как бы угрожая противнику. При этом ни в коем случае не поднимает плечи.

Упражнение очень полезно для ощущения целостности рук (особенно если не получаются вращательные движения).
4. «Прощание»

Локти свободны, пальцы — продолжение ладони, в луче-запястном суставе рука мягко сгибается: дети имитируют жест прощания, потряхивая ладошкой. При этом педагог незаметно держит руку у лопаток и проверяет свободу руки и включение лопаточных мышц в работу.
5. «Стирка»

Пусть ученик представит, что он стирает, например, платье для куклы. Постирал — надо стряхнуть. Во время упражнения педагог говорит: «Если стряхивать хорошо — брызги разлетаются далеко, а если стряхивать зажатыми руками — все брызги падают на живот. Значит будешь мокрым ходить. И когда играешь на рояле — звуки, как брызги: играешь свободными руками — звуки далеко в зал летят, а играешь зажатыми — они все здесь, у тебя остаются. И никто не услышит их».
6. «Дирижер»

Ребенок «дирижирует» под музыку.

Это упражнение помогает включить в работу все мышцы, вырабатывает плавность и пластичность движений. Важно следить за правильным дыханием, тогда плечи остаются в покое, не поднимаются. Грудные мышцы расправлены. Ни в коем случае нельзя сутулиться! Упражнение способствует развитию пианистических движений и правильному дыханию.
7. Повороты туловища под музыку

Всевозможные повороты с распахнутыми руками и их поднятием поочередно. Туловище поворачивается в поясничном отделе. Ребенок ощущает работу крупных мышц спины и мышц рук, которые при поворотах туловища то расслабляются, то напрягаются попеременно.

Педагог при этом может подвести итог всей подготовительной работы по развитию движений и оценить индивидуальные достижения каждого ребенка.

Хватательные движения
Третий комплекс упражнений направлен на развитие хватательных движений. Он вырабатывает быструю реакцию, ловкость, координирует работу мышц, а кроме того закрепляет навыки правильной осанки, работы рук «из корпуса». Ребенок учится естественно распределять мышечные напряжения. Все это чрезвычайно важно для более полной «проходимости» и проводимости звука при игре! Хватательные движения развивают ладонные мышцы, создают рабочий тонус, способствуют усилению кровообращения, дают возможность крови проходить к самым мелким капиллярам кончиков пальцев. Лучше всего их делать с небольшими мячиками. Но игра с мячом для некоторых малышей оказывается довольно трудной — поэтому для начала стоит использовать обыкновенный платочек и лишь со временем переходить к мячу.

1. «Платочек танцует»

Под неторопливый, сдержанный темп аккомпанемента (марш, вальс, полька, менуэт, мазурка или полонез) дети плавными движениями передают друг другу платочек. Педагог следит за ритмичностью движений — платочек передается на сильную долю такта.

Эта игра не только способствует развитию хватательных рефлексов, но и вырабатывает пластику движений рук, устанавливает правильное дыхание и воспитывает ритмический слух.

Впервые я увидела это упражнение в классе у талантливого ленинградского педагога Светланы Федоровны Измайловой.

2. «Кто быстрее»

Платочек лежит на столе. Дети пытаются на счет «раз-два-три» быстрее схватить платочек — кто первый возьмет, тот победил.

С ранимым учеником, которому не удается опередить других, педагогу следует играть самому и, конечно, проигрывать. Быстрота реакции, которая тренируется благодаря этому упражнению, очень важна для пианиста — без нее невозможно представить исполнение даже самых простых музыкальных произведений.
Затем упражнения усложняются.
3. «Летающий платочек»

Спина и плечи свободные. Малыш крепко стоит на ногах (нужно проверить, насколько прочна опора на ноги!). В ладошке ребенок держит платок. Не наклоняясь, он отпускает платочек и подхватывает другой рукой. При этом плечи опущены, спина прямая. Не напрягаться!

То же самое можно проделать и с двумя платками: в обеих руках по платочку, ребенок одновременно отпускает их и тут же ловит, меняя при этом руки. Движения плавные, пианистичные (по крайней мере, к этому надо стремиться), платочки как бы летают в воздухе.

4. Играем вместе

Дети становятся в круг (достаточно и четырех человек). Один из них перебрасывает платочек любому из играющих, тот ловит и опять перебрасывает кому-либо по своему выбору.
Здесь важна неожиданность, заставляющая сосредоточиться. Упражнение помогает развить двигательную реакцию.

После завершения упражнений с платочками можно перейти к упражнениям с мячом. Лучше, чтобы он был не резиновый, а теннисный. Подбирать его следует с учетом размеров рук малыша. Если у ребенка замедленная хватательная реакция, то не стоит переходить к упражнениям с мячом, лучше задержаться на игре с платочком.
Упражнения с упругим мячом способствуют большему раскрытию ладоней и развивают ладонные мышцы. Движения при этом должны быть более цепкими и «ощутимыми», нежели в упражнениях с почти невесомым платочком. С мячом можно выполнять те же упражнения, что и с платочком. Но детей нужно подготовить к новым играм и помочь освоить вспомогательные приемы, чтобы они как следует ощутили мяч в своих ладонях.
Очень полезно поиграть в мячик вдвоем: педагог отпускает его, а ученик подхватывает, не давая упасть. Затем их роли меняются — до тех пор, пока мячик не упадет. И опять сначала. Мячик следует отпускать легко, без резких движений и толчков, не прикладывая силы. Тогда он «сам» стремится попасть в ладошку.
Хорошо помогает развитию мышц (не только мелких!) игра в мягкий мячик. Его можно сжать в кулачке и превратить в бесформенный комочек, а потом разжать ладонь — он распрямится и снова станет круглым. Детям чрезвычайно нравится такая игра, особенно когда на некоторых мячиках нарисованы смешные личики.
Повторю еще раз: все упражнения надо подбирать очень индивидуально, в соответствии с возможностями каждого ученика. И не стоит ограничиваться только теми, которые я привожу — варьировать можно до бесконечности.
Если не дается какое-либо упражнение, не надо бояться его упростить: освоив простой вариант, малыш затем гораздо быстрее сможет выполнить и сложный. Иногда дети сами выдумывают совершенно новые упражнения, за что, конечно, их нужно похвалить и поиграть в придуманные ими игры.
В доигровой период главная задача двигательной гимнастики — дать ребенку возможность почувствовать свое тело, научить свободе движений, выработать осанку. Что касается хватательных, рессорных ощущений, а также ощущения рук «из корпуса», то эти упражнения провожу даже с теми, кто уже несколько лет играет на фортепиано. Гимнастика помогает занятиям, снимая напряжение и усталость.
Основное правило, которому всегда следую при занятиях гимнастикой: не стоит заострять внимание ученика на неудаче. Заметив у ученика какие-то недочеты, педагог сможет их проанализировать и преодолеть. Всегда полезно возвращаться к тем упражнениям, в которых дети испытывали затруднения.

Упражнения для пальцев рук
Есть еще одна группа чрезвычайно важных для воспитания пианиста упражнений — те, которые нормализуют кровообращение в подушечках пальцев. Они также помогают ощутить целостность всей руки.
«Какой длины у нас пальчики?» Малыш лежит на животе. Руки вытянуты, чуть согнуты в локтевых суставах. Глаза закрыты, тело расслаблено. Ласково и тихо говорю, что у него, оказывается, очень длинные пальчики на руках, но их сразу и не увидишь целиком, заметны только самые кончики, а остальная часть спряталась в ладошке и закрыта кожей. При этом легко поглаживаю пальцы ребенка, сначала подушечками пальцев, а затем и всей ладонью проводя от крупных мышц спины к кончикам пальцев, то есть делая легкий массаж. Одновременно говорю, что его спинка — это озеро, и из озера бежит вода в квартиры (ладони), а из ладоней через кончики пальцев она капает как из кранов.
Такой мягкий массаж нормализует кровообращение, усиливает приток крови к кончикам пальцев.
Если чувствую, что у ученика есть проблемы, с которыми трудно справиться без специальной лечебной гимнастики, рекомендую параллельно с музыкальным обучением заниматься гимнастикой под руководством специалиста. И всегда настаиваю, чтобы ребята занимались спортом. Спортивные занятия играют важную роль в воспитании музыканта: они укрепляют все группы мышц, суставы, нормализуют моторику и дыхание, вырабатывают хорошую реакцию.

ДВИЖЕНИЕ

Любое движение, совершаемое человеком, это, по сути, серия почти автоматических действий, выполняемых последовательно. Частично эти автоматизмы имеют врожденную природу, многие формируются в процессе обучения. Есть в центральной нервной системе особые механизмы, обеспечивающие своевременную смену автоматизмов. Физиологи и невропатологи назвали слитный набор сменяющих друг друга автоматизмов «кинетической мелодией» (от греческого слова «кинезис» — движение).

Даже самое элементарное движение, самый простой двигательный акт человек не мог бы осуществить, если бы происходящие при этом малейшие изменения в его теле не контролировались сенсомоторными системами головного мозга, которые получают сигналы от всех периферийных нервов и в соответствии с этими сигналами направляют новые (командные) cигналы тем системам, органам или отделам организма, которые должны «начать действовать». Именно такой отдел «глубокой чувствительности» информирует двигательные центры о всех параметрах опорно-двигательной системы в каждый данный момент: о степени сокращения мышц, напряжении сухожилий, о положении конечностей в пространстве, о взаимном расположении отдельных частей тела.

Выдающийся физиолог Н. А. Бернштейн, изучавший физиологию движений человека, раскрыл значение специальной «кинестетической системы» для централизованного контроля и регулирования всех двигательных актов, совершаемых человеком.

Обратимся к книге Л. О. Бадаляна «Невропатология» (М., 1982), к тому ее разделу, который посвящен двигательным отделам головного мозга: «Кинестетическая система создает возможность обмена нервными импульсами между работающими органами и командным центром центральной нервной системы (постоянные прямые и обратные связи). По каналу обратной связи постоянно поступает информация о ходе выполнения двигательных команд, и тем самым создается возможность систематической коррекции выполняемого движения. Более того, без кинестетической системы невозможна предварительная настройка двигательного аппарата для совершенствования какого-либо движения. Например, для того, чтобы просто согнуть руку в локтевом суставе, необходимо предварительное расслабление разгибателей предплечья, т. е. согласованное перераспределение тонуса мышц-антагонистов…

Механизм целенаправленного действия представляет собой сложнейшую функциональную систему. Важнейшими процессами в этой системе являются предварительный синтез всей информации о предстоящем действии для формирования двигательной задачи, обеспечение стойкости двигательной задачи, выбор необходимых двигательных автоматизмов, обеспечение кинетической мелодии — своевременного переключения автоматизмов, постоянный кинестетический контроль. Этот сложный механизм совершения целенаправленного действия называется праксисом.

Нарушение любого из перечисленных процессов приводит к расстройствам целенаправленного действия — апраксии. Характер апраксии зависит от того, какие отделы двигательной функциональной системы поражены.

Игра на фортепиано может считаться праксисом высочайшего уровня, так как при ней взаимодействуют практически все сенсорные системы. При этом задача, решаемая каждой из них, предельно трудна. Кроме того, сами двигательные акты в не меньшей степени сложны — в них задействованы многие мышцы организма, опорно-мышечный аппарат, крупные мышцы спины и шеи, мышцы ног, мелкие мышцы кистей рук, сгибатели-разгибатели и пр.

 Тонкость, «членораздельность» и вместе с тем синхронизированность и своевременность движений требует порой необыкновенной виртуозности, натренированности и тонкости «настройки» всего организма.

Именно поэтому любые нарушения в двигательной сфере приводят, как правило, к огромным сложностям в освоении игры на фортепиано. И именно поэтому постоянная забота о физическом состоянии, тренировка двигательной системы, вообще активные движения так важны для пианиста, особенно — для начинающего.

Сугубо отрицательное влияние на способность человека управлять своим телом оказывают психические и психологические травмы — при этом могут возникнуть мешающие автоматизмы (тики, подергивания, зажимы, гипертонус мышц). Или другая крайность — расслабленность мышц, которая не позволит совершить сколько-нибудь сложные и требующие определенного мышечного тонуса движения».

Что же важно для нас, педагогов, если исходить из вышеизложенных теоретических посылок? Прежде всего стоит помнить, что различные функциональные системы в человеческом организме независимы друг от друга. Например, между музыкальным слухом и моторной ловкостью нет однозначной связи. «Можно прекрасно и тонко понимать музыку, но плохо выражать ее в движениях» (Л. О. Бадалян). Хотя бесспорно: без хорошо развитых двигательных навыков пианист никогда не сможет достичь достаточно высокого уровня.

Следовательно, педагогам можно дать несколько практических советов. При знакомстве с будущим учеником нужно проверить, нет ли у него видимых нарушений в опорно-двигательной системе. И в первую очередь обратить внимание на осанку. Для этого существует самый простой метод: свести лопатки к позвоночнику, чтобы образовалась кожная складка. Если эта складка ровная, значит признаков сколиоза (искривления позвоночника) нет. Особенно важно проследить, не появятся ли признаки искривления позвоночника в то время, когда ребенок начнет учиться в школе. Работая с учеником, педагог внимательнейшим образом следит за его физическим развитием, и не только затем, как он сидит за инструментом, но и за привычными позами, за тем, как стоит, ходит, бегает, как «держит спину». Когда малыш уже сел за инструмент, контроль и внимание должны быть нацелены на выявление первых признаков какого-либо неудобства.

Наше внимание чрезвычайно важно для изначальной организации правильных пианистических навыков, чтобы в дальнейшем не возникали более сложные проблемы, вплоть до профессиональных заболеваний.

ДВИЖЕНИЕ. ГИМНАСТИКА. ДЫХАНИЕ

Для меня до сих пор остается загадкой, почему дети, за редким исключением, независимо от их музыкальных данных приходили в мой класс с излишней напряженностью мышц спины и шеи. Причем многие из них в течение долгого времени при всех усилиях с моей стороны не могли полностью расслабиться, снять «зажимы», освободиться от напряженности. Это явление — гипертонус мышц, «зажатость» — в огромной степени мешает обучению игре на фортепиано.

Тело человека состоит из 639 мышц. Известно, например, что в процессе ходьбы участвуют 400 мышц. Почему-то неизвестно, сколько их задействовано при игре на фортепиано.

Если рассматривать движения человека при ходьбе, то понимаешь, насколько гениально все продумано природой! Когда опора осуществляется на правую ногу — левая расслаблена, и наоборот. Но это лишь в том случае, если усилия при ходьбе правильно ритмически распределены. Ритмичность движений — очень важный фактор, который обусловлен многими причинами физиологического порядка. Чувство ритма, в свою очередь, влияет на многие аспекты жизнедеятельности. В частности, поэтому так важно воспитание чувства внутреннего ритма в раннем возрасте.

Вероятно, индивидуальные ритмы зависят не только от наследственности, от природы, но и в огромной степени от условий индивидуального развития. Иногда к разба-лансировке ритма при движении приводят некоторые физиологические недостатки, врожденные или приобретенные, расстройство вестибулярного аппарата.

Полагаю, что у малышей часто напряжена спина, особенно шейный отдел, именно из-за нарушения ритмичности движений. Помочь могут прогулки, во время которых взрослые помогают детям вырабатывать правильную, легкую походку. Очень полезны танцы или любые движения под музыку. Плавание, игры с мячом, прыжки через скакалку, катание на лыжах — замечательные средства развития чувства ритма. Особый вопрос — катание на коньках. Здесь надо быть осторожным — у детей с нарушениями осанки, с искривлением позвоночника излишние напряжения могут лишь обострить и усугубить течение болезни.

 

ВИЖУ. СЛЫШУ. ОСЯЗАЮ

Если музыканты-педагоги на самых ранних этапах обучения будут ориентироваться на особенности детской физиологии, они смогут оказать ученикам огромную помощь, подготавливая еще в доигровой период все органы, развитие которых необходимо для игры: зрение, слух, осязание, моторика. При этом надо помнить, что все сенсорные системы и опорно-двигательный аппарат теснейшим образом взаимосвязаны. Отсутствие зрительных затруднений, широкое поле зрения, способность охватить значительный объем нотного текста способствуют более легкому слуховому восприятию, а также беглому чтению с листа. Это в свою очередь облегчает задачу организации пианистического аппарата, развивает сложные двигательные навыки, помогает избежать затруднений при содружественных движениях обеих рук, избавляет от излишнего напряжения, зажимов в мышцах и пр. Отсутствие напряжения при выполнении сложных двигательных актов позволяет продуктивнее работать зрительно-слуховому аппарату. Хорошо развитое осязание подушечек пальцев снимает необходимость постоянно контролировать положение пальцев на клавиатуре, оставляя простор для вслушивания и зрительного охвата нотного текста.

Зрение
При обучении игре на фортепиано надо обращать особое внимание на зрение ребенка, следить, нет ли нарушений — глазодвигательной иннервации, сужения зрительных полей и снижения остроты зрения. Это чаще всего является причиной недостаточной работоспособности ребенка, затрудняет концентрацию внимания, повышает утомляемость и как следствие — осложняет весь процесс обучения. Следует обратить внимание, нет ли у учеников каких-либо проблем со зрением. Многие моменты можно довольно просто проверить, например, с помощью мяча.
Первое, на что надо обратить внимание, — нет ли сложностей, связанных с работой глазных мышц, то есть насколько подвижно глазное яблоко. Если малыш, наблюдая за мячом, при отведении его в стороны, вверх, вниз поворачивает голову, значит можно говорить о том, что ребенку трудно следить глазами за предметом, что недостаточно активно работают глазные мышцы. Бывает, что он вынужден поднимать голову при взгляде вверх из-за вялости мышцы, поднимающей верхнее веко.
Близорукость и дальнозоркость заметить тоже нетрудно: дети с этими нарушениями напрягают глаза, щурятся, иногда пытаются приблизиться или отодвинуться от нот, чтобы их разглядеть. В таких случаях прошу родителей проконсультироваться с окулистом, поскольку вовремя надетые очки снимают практически все проблемы. В качестве курьеза могу сказать, что выявляла близорукость у некоторых учеников задолго до того, как им этот диагноз ставили окулисты.
Обнаружив вовремя недостатки зрения, можно довольно легко и быстро их исправить при помощи специальных упражнений, гимнастики для глаз. Например, приобретенные близорукость или дальнозоркость на начальной стадии могут быть вполне преодолены тренировкой глазных мышц. Интенсивная (но не перегрузочная!) работа глазных мышц улучшает зрение, поскольку часто именно застойные явления в глазном яблоке вызывают необходимость «помогать глазам», поворачивая голову.
Игра на фортепиано способствует укреплению и развитию глазных мышц и подвижности глазных яблок: важно лишь предупреждать неоправданные движения головой. Попеременный взгляд на нотный текст и на клавиатуру — это лучшая гимнастика для глаз. Но и здесь следует быть очень осторожным: ни в коем случае не доводить ребенка до переутомления!
Работая с такими детьми, мне приходится гораздо больше разнообразить занятия, нежели обычно.
Довольно частая проблема — сужение поля зрения, недоразвитие периферического зрения, из-за чего становится затруднительным широкий охват клавиатуры (горизонтальный охват). Приведу пример. В пьесе А. Гаврилина «Генерал идет» даже взрослому человеку часто приходится хотя бы немного поворачивать голову — настолько далеко находятся периодически повторяемые ноты в разных регистрах клавиатуры. Однако мои четырехлетние ученики уже играют эту пьесу, не испытывая трудностей. Прежде всего, потому, что большое внимание мы уделяем тренировке глазных мышц. Именно на этой пьесе удается приобрести необходимый навык — видеть как можно более полно всю клавиатуру.
Следующая проблема — вертикальный охват. Надо найти правильное положение головы, чтобы и нотный текст, и клавиатура одновременно находились в поле зрения. При этом ориентиром служат черные клавиши. Именно для того, чтобы заложить необходимые основы хорошей зрительно-моторной координации при игре на фортепиано, следует при первом знакомстве с клавиатурой ориентировать малыша на черные клавиши (см. раздел «Нотная грамота»). Именно они наиболее четко запечатлеваются в поле зрения. Впоследствии при чтении с листа ребенок может «вслепую» ориентироваться на клавиатуре, сохраняя в поле зрения всю фактуру пьесы. Наша цель: достичь максимально широкого зрительного охвата (периферическое зрение) как по вертикали, так и по горизонтали.
При практическом обучении огромную роль в формировании способности зрительного охвата играет развитие слуховых навыков, благодаря которым ученик гораздо быстрее находит любую нужную ноту. Конечно, скорость реакции и быстрая зрительная ориентация появляются не сразу, а приходят со временем.
Еще одна проблема, связанная со зрением, — затруднения в координированной работе обоих глаз. В данном случае может помочь комплексный подход — необходимы помощь окулиста, гимнастика, постепенное усложнение задач и пр.
Нередко встречаются проблемы, когда ребенок не умеет читать и различать ноты, причем первоначально можно подумать, что у него нарушено зрение. Но нарушения в восприятии графических знаков часто имеют совсем иную причину: это может быть следствием родовой травмы, сотрясения мозга, функциональных или органических нарушений центральной нервной системы. В таких случаях необходима помощь специалистов.
Подобные проблемы, к сожалению, выходят за рамки моей компетенции. Единственное, что могу сказать: дифференцировать эти случаи достаточно легко, если проанализировать речь ребенка (поскольку они часто сочетаются с дислексией).
Работая с особой возрастной категорией, мы должны всегда помнить, что глаза трехлетнего ребенка могут различать мелкие предметы на удалении не более 30-35 см. Но ведь расстояние от глаз юного пианиста до пюпитра обычно превышает 50 см! Значит, нельзя давать ему обычный нотный текст — ноты должны быть очень крупными. Второй путь преодоления этой трудности — начинать обучение нотной грамоте с цветных нот. Подробно об этом пишу в главе «Нотная грамота», а здесь лишь остановлюсь на том, как маленькие дети воспринимают разные цвета.
У трехлетних детей существует значительная вариабельность в восприятии всех цветов и оттенков, кроме четырех основных — красного, синего, желтого и зеленого. Именно на этих четырех цветах, воспринимаемых изначально специализированными цветочувствительными рецепторами сетчатки, правильнее всего строить процесс обучения нотной грамоте с использованием цветных нот.
Исходной точкой в моих поисках цвета для обучения трехлетних детей нотной грамоте стала система цвето-музыкальных представлений Исаака Ньютона, который вывел соответствие цветов солнечного спектра семи нотам музыкальной гаммы. По Ньютону, каждая нота имеет свой цвет:
— До — красный.
— Ре — фиолетовый.
— Ми — синий.
— Фа — голубой.
— Соль — зеленый.
— Ля — желтый.
— Си — оранжевый.
Я попробовала сначала именно этими цветами обозначать ноты. Однако у малышей возникли некоторые сложности — они, например, путали голубой и синий. Со временем нашлась оптимальная, как мне кажется, система цветных нот, построенная на основных четырех цветах (см. главу «Нотная грамота»).

Слух
Слух есть орган души. Б. Пастернак
Все дети рождаются с предпосылками музыкального слуха, и возможности его развития практически безграничны.
Успешное развитие слуха зависит от многих факторов, но особенно от своевременного, как можно более раннего погружения в мир музыки.

Музыкальный слух включает в себя ряд компонентов — звуковысотный слух, мелодический, полифонический, гармонический, тембро-динамический, внутренний (музыкально-слуховые представления).
Безусловно, если один из компонентов развит недостаточно, это в процессе обучения можно сразу почувствовать. Мелодический, гармонический, тембро-динамический слух надо воспитывать и развивать. Существует еще и вокальный слух, то есть способность правильно интонировать, но его несовершенство может компенсироваться внутренним слухом.
Что влияет на развитие различных компонентов слуха?
Гармонический слух. В одном из детских садов был проведен «эксперимент», в ходе которого установили, что дети не способны ощутить разницу между мажором и минором. Такой вывод, мне кажется, свидетельствует лишь о низком профессиональном уровне экспериментаторов, несовершенстве их эксперимента. Дети легко различают минор и мажор — именно на этом переложном факте я разработала целостную систему знакомства детей с основами гармонии, которая направлена на развитие гармонического и мелодического слуха. Это для меня фундамент, тот источник, из которого проистекают разнообразные возможности для развития всех других компонентов слуха.
Мелодический слух развивается лишь в том случае, если слуховое внимание направлено не на отдельные звуки, а на звукообразование интервалов, созвучий (аккордов) (см. главу «Теория музыки в образах»).
Г. М. Цыпин пишет в книге «Обучение игре на фортепиано» (М., 1984), ссылаясь на Б. М. Теплова, что «мелодический слух может и должен непосредственно связываться в восприятии и воспроизведении мелодии не просто как ряда звуков, а как ряда интервалов, передающих известное настроение и являющихся выражением известного содержания в определенной форме. Короче, можно сказать, что мелодический слух проявляется в восприятии мелодии именно как музыкальной мелодии, а не как ряда следующих друг за другом звуков». Именно поэтому не стоит тратить время и усилия на развитие мелодического слуха как такового — он проявляется автономно на основе развития гармонического слуха.
Что касается других компонентов слуха — они развиваются в процессе занятий, работы над произведением путем использования многочисленных методов.
На звуковысотный слух в значительной степени влияет сольфеджирование, особенно в сочетании с игрой. При правильном подходе к начальному обучению можно воспитать и довести звуковысотный слух до совершенства.
Функции музыкального слуха сложны и разнообразны. Это мелодия, ритм, тембр, высота звуков, гармония. Но для меня гармонический слух и безошибочное распознавание (взглядом!) нотных знаков становятся основой для развития внутреннего слуха, без которого я вообще не мыслю обучение игре на фортепиано.
Приведу совсем недавний пример. Восьмилетний ученик, который приступил к занятиям в пятилетнем возрасте, на очередном уроке вдруг говорит: «Я хочу сыграть эту пьесу, она мне очень нравится». Это было «Рондо» Бетховена. Я удивилась, поскольку никогда не играла ему это произведение. «Почему ты вдруг захотел играть именно «Рондо»? — «Я посмотрел в ноты и почувствовал, как оно красиво звучит!» — «Ты уже играл его дома?» — «Нет». И он сыграл с листа, от начала до конца.
Есть один способ, в котором особенно ярко проявляется связь между зрением и слухом: беглое чтение с листа. Оно во многом зависит от согласованности зрения и внутреннего слуха. При нарушении одного из элементов в этой системе возникают сложности — ребенок не в состоянии озвучить на фортепиано нотный текст, что вызывает излишнее напряжение и приводит к ошибкам, поскольку в данном случае страдает и зрительно-моторная координация.

Осязание
Каждое прикосновение к клавише есть физиологический процесс. Для распознавания тактильных ощущений есть особые отделы центральной нервной системы, которым передается информация от различных участков кожи. Мы знаем, в какой мере слепые люди могут компенсировать отсутствие зрения осязанием — нервные импульсы, поступающие в тактильные центры головного мозга, практически приравниваются к импульсам, которые у зрячих людей поступают от зрительных рецепторов. Следовательно, все, что написано мною о связи слуха и зрения, в полной мере можно отнести к слуху и осязанию.
Участки кожи различаются по представительству в коре головного мозга. Подушечки пальцев — один из наиболее «представленных», следовательно наиболее чувствительных. Любое прикосновение пальцев к предметам вызывает раздражение тактильных рецепторов и возбуждение в коре головного мозга. Чем больше нервных окончаний в подушечках пальцев, тем сильнее реакция на их прикосновение к предмету (у отдельных людей кожные рецепторы реагируют даже на приближение к предмету, еще до прикосновения). Тактильная чувствительность — сугубо индивидуальный признак.
Ребенок, который прикосновением к клавише рождает звук, может испытать от этого настоящее потрясение. Более того — он понимает, что в его власти создать любой по красоте звук… Именно поэтому так высоки мои требования к первому прикосновению к клавише, к культуре звука, о чем я подробно пишу в разделе «Малыш за роялем».
Расскажу об одном случае. Олечка Мироненко играла на концерте в Ленинграде «Осень» В. Гаврилина. По чисто техническим причинам мое имя не было произнесено — публика не знала, у какого педагога учится девочка. Но после удивительного по проникновенности исполнения в антракте именно ко мне подошли коллеги, чтобы поздравить с успехом ученицы. Откуда они узнали, что Олечка — моя ученица? Как сказала одна из них: «Татьяна Борисовна, это же было понятно по ее отношению к звуку!»

ПРОБЛЕМНЫЕ РОДИТЕЛИ

«Наш мозг похож на фотопленку, на которой надолго остаются впечатления от детства»,— так считал И. Гофман. Это абсолютная правда, и именно поэтому очень не люблю три фразы, которые часто повторяют родители:

—        Я хочу, чтобы мой ребенок учился музыке только для себя.

—        Моему ребенку медведь на уши наступил.

—        Скажите, а у моего сына есть талант? Может быть, его и учить не стоит?

Обычно я отвечаю следующим образом:

—        Ну, если учиться только для себя, то придется изолировать комнату, в которой он играет, чтобы никто его не услышал.

—        Я не знаю, кто и на что наступил, но то, что не на вашего ребенка — это точно.

Если вы будете спрашивать о степени талантливости вашего ребенка всегда, когда ему захочется чем-то заниматься, то вряд ли вы сумеете обнаружить у него вообще какой-либо талант.

Любую ошибку или оплошность детей я заранее прощаю. Но вот с родителями приходится быть гораздо строже. Меня очень огорчает, когда некоторые папы и мамы (а если честно — то те, которые в глубине души понимают, что они не очень хорошие воспитатели) считают мои требования к ним (не к детям!) слишком суровыми. Чаще всего такие родители чувствуют свои промахи, задумываются и стараются не повторять их. А большего мне и не надо. Если во время урока какая-то мама совершает бестактность по отношению к ребенку, мне обычно достаточно лишь посмотреть на нее. Реагирует мгновенно.

Мама одной из учениц как-то перед началом урока заметила в присутствии дочери: «Она дома совсем перестала заниматься. Даже не притронулась к инструменту». Причем говорила на повышенных тонах. У девочки появились слезы, ей было неловко. О каком уроке могла идти речь? Я молча вышла, чтобы обе они успокоились, а потом пригласила девочку на чай с конфетами. Постепенно она пришла в себя, но на урок осталось лишь 20 минут. Безусловно, я никак не показала внешне, что была возмущена поведением мамы, и уж тем более не отчитывала ребенка. К чести этой мамы, скажу: она все поняла, и по сей день мы прекрасно понимаем друг друга. Один из моих любимых дедушек, который вначале по неопытности тоже совершал такие ошибки, сегодня делится со мной: «У Димы не было настроения заниматься, потому что пришел его друг. И я не настаивал». Молодец, дедушка!

Я очень люблю родителей моих учеников. Как-то в класс поступила девочка, мама которой не имела никакого музыкального образования. Ребенок прекрасно учился, и однажды перед концертом, на который мы выехали всем классом вместе с родителями, я задержалась около закрытых дверей зала, слушая удивительно проникновенную игру. Каково же было мое изумление, когда оказалось, что это играла не она, а ее мама! И такое случается.

Заканчивая эту главу, хочу сказать родителям: поверьте — педагоги, занимаясь с маленькими детьми, порой видят многое из того, что обычно остается скрытым от посторонних взглядов. Очень хорошо знаю, как трудно воспитывать детей. Но детство — это начало всего. И так хочется, чтобы музыка, которая пришла к вашим малышам в самом начале жизни, стала той духовной основой, на которой будет построено их счастье.

КАК ОРГАНИЗОВАТЬ СВОЕ ВРЕМЯ?

Теперь о режиме и распорядке дня. Эти слова вызывают у меня чувство протеста: я всегда была против строгого и неукоснительного их соблюдения. Не следует превращать детей в роботов. Однако тому, как лучше организовать свое время, малыша научить надо.

Все мы, взрослые, работаем, а дети ходят в детский сад, в школу. У совсем маленьких, на первый взгляд, нет особых обязанностей, но ведь и их дни заполнены, только иными занятиями. Чем же? Играми, особенно подвижными, сказками и стихами, которые им читают взрослые. Теперь, к сожалению, бабушку, рассказывающую сказку, вытеснили телевизор, магнитофон, компьютер…

Детский сад и школу посещают в первой половине дня. Ребенок устает, ему необходима разрядка, какой-то отдых — прогулки и пр. Получается, что на еду, занятия, игры и прогулку в лучшем случае остается 6-7 часов. Как распределить это время? Конечно, в этом малышу должны помочь родители. Дети не всегда в состоянии подчиниться определенному режиму дня, но постепенно при помощи взрослых привыкают к удобному и нетягостному для них ритму жизни, к самостоятельности, начинают ответственно выполнять нужное дело в нужное время… Более того, если родители без излишнего аффекта, уважительно и спокойно реагируют на неминуемые сбои в этом ритме, в конце концов и для ребенка доверительное отношение к взрослым станет естественным.

Итак, совсем немного правил.

Во-первых, нельзя заниматься музыкой перед сном. Я заметила, что занятия музыкой сразу после возвращения из детского сада — прекрасный способ, чтобы отключиться от проблем, непременно возникающих в детском коллективе, войти в спокойный домашний режим. Некоторые родители считают, что ребенок слишком много сил затрачивает во время музыкальных занятий и перед ними ему необходимо отдохнуть. Это неверно!

Во-вторых, садиться за инструмент можно только в хорошем настроении. Любой трех-четырех летний ребенок может заниматься дома (при помощи родителей, а иногда лишь в их присутствии, но неизменно заинтересованном) 35-40 минут в день. Это вполне ему по силам. Продолжительность занятий зависит от концентрации внимания, и за этим надо следить прежде всего.

В-третьих, ни в коем случае нельзя прерывать занятие, увлекшее малыша, или выключать телевизор, если он с удовольствием смотрит мультфильм, для того чтобы усадить его за инструмент. Ничего, кроме отрицательного отношения к игре на фортепиано, из такого принуждения не получится! Гораздо полезнее дать досмотреть мультфильм и лишь потом заинтересовать его, создать такую атмосферу, такую игровую ситуацию (может быть, даже связанную с этим мультфильмом), чтобы ребенку самому захотелось подойти к инструменту.

И последнее. Если в дом пришли гости, друзья, любимые дедушка или бабушка, ни в коем случае нельзя настаивать, чтобы ребенок продолжал заниматься. Лучше пропустить день! В какой-то момент вы увидите, что он сам захочет показать гостям, чему он научился. Но главное — у него не возникает отрицательной связи между! занятиями музыкой и необходимостью лишаться удовольствий.

Бывает, дети категорически отказываются заниматься дома. В таких случаях я не настаиваю: пройдет время, и ребенок поймет, что домашние занятия помогают на уроках. Даже если он начинает оправдываться перед педагогом — это уже знак того, что он понимает, как необходима самостоятельная работа. Когда малыш подрастает, он обычно самостоятельно распределяет свое время. Наша главная задача — не убить в нем желание заниматься музыкой. Во имя этого можно нарушить любой режим!

ЧТО ТАКОЕ ЛЕНЬ?

«Он очень способный, но, к сожалению, такой ленивый!» — как часто слышу эти слова от родителей и педагогов.

Ребенок не бывает ленивым ни с того ни с сего. Лень возникает по разным причинам. Самая главная среди них — отсутствие интереса или уверенности в себе. На наших уроках дети не ленятся. Во-первых, потому что им интересно заниматься, а во-вторых — весь метод работы построен на том, чтобы вселить в ученика уверенность в собственных силах. Ни в коем случае нельзя его бранить, ставить в неловкое положение.

Еще одна причина, которая часто порождает лень — отсутствие ответственности перед педагогом, искреннего человеческого желания порадовать его своими успехами, равнодушие. Мои ученики всегда стремятся заслужить мое одобрение, пусть даже молчаливое. Когда они охотно работают дома, когда могут с гордостью продемонстрировать результаты самостоятельной работы — как они заглядывают мне в глаза, как ждут моего одобрения! Они ведь очень умные и сообразительные, они все замечают.

Появление лени часто объясняется тем, что в семье царит атмосфера безделья и пустого времяпровождения. В таких случаях у детей не воспитывается усердие, привычка трудиться. Если в доме все чем-то заняты, то и ребенок ответственно относится к домашним заданиям. Конечно, родители помогают детям организовать домашние занятия, читают им свои записи, сделанные в классе (никогда не веду дневники уроков, не трачу драгоценное время — записи ведут родители). Надо с самого раннего детства воспитывать у малыша Ответственность и самостоятельность.

Вот один из примеров. Четырехлетняя ученица, занимаясь дома, не захотела обратиться к бабушке, чтобы та напомнила ей все, о чем говорилось на уроке. В результате в разборе пьесы оказались неточности. И когда на следующем занятии девочка проиграла разобранную пьесу — она, взглянув на меня, то ли не ощутила ожидаемого одобрения, то ли заметила мое огорчение… После урока, едва успев прийти домой, она попросила бабушку, которая записывала ход наших занятий, чтобы та напомнила, «что говорила Татьяна Борисовна». Не переоделась, не поела — тут же начала работать, просидев за инструментом три часа! (Такое случилось впервые, поэтому родители были столь поражены, что тут же рассказали мне об этом.)

Потребность в самостоятельной работе возникает, если стимулом является похвала педагога.со

 

ПЕДАГОГ. РЕБЕНОК. РОДИТЕЛИ

Я часто вспоминаю слова выдающегося музыканта Генриха Густавовича Нейгауза о том, насколько важнее для пианиста иметь хороших родителей, чем хороших учителей. Без помощи родителей процесс обучения ребенка музыке становится очень сложным. Именно поэтому в главе, посвященной проблемным детям, мы будем говорить о воспитании, микроклимате в семье, взаимоотношениях педагога, родителей и учеников. Постараюсь рассказать о методах работы с проблемными детьми на конкретных примерах.

Ляля
В класс поступила музыкальная, развитая, здоровая трехлетняя девочка. Она выразительно читала стихи, пела, была раскованна и не страдала никакими комплексами. Быстро прошла подготовительный доигровой период, овладела первичными сведениями и навыками и успешно продвигалась в учебе. Но когда Ляля села за инструмент, она вдруг стала стесняться, появились навязчивые движения (во время игры она то и дело старалась пригладить волосы, якобы спадавшие на лицо). На уроках и на концертах забывала текст, запиналась (посторонние движения рукой мешали игре), бесконечно ошибалась. Для меня это было большой неожиданностью. И я задумалась — в чем же моя вина? Почему эта от природы артистичная девочка оказалась скованной во время игры? Почему этот свободный и разговорчивый ребенок вдруг замкнулся? Почему в ее эмоционально-волевой сфере произошли столь резкие изменения? Как могло такое случиться?
Анализируя поведение девочки, я пришла к выводу, что причина, лежит в неправильном воспитании. Пришлось более внимательно приглядеться к семье. Выяснилось, что родители подходят к воспитанию ребенка с совершенно разных позиций, их педагогические взгляды часто не совпадают. Преобладала чрезмерная опека (гиперопека) стороны импульсивной и эмоциональной матери. Она не понимала особенностей развития личности ребенка, ее индивидуальности. Моя же ошибка заключалась в том, что чрезмерные любовь и заботу мамы о ребенке я воспринимала как должное. И задумалась лишь тогда, когда заметила у Лялн явные признаки нервного расстройства. Мама реагировала на мои просьбы и замечания аффективно-болезненно. Добрая и заботливая, она не могла проявить гибкость в отношении к дочери. Навязывая свое мнение, лишая ребенка самостоятельности, тем самым ставила дочку в эмоциональную зависимость. Такое воспитание обычно либо приводит к пассивности малыша (что и проявилось в случае с Лялей), либо вызывает агрессию. К сожалению, в подобных случаях достаточно часты серьезные расстройства нервной системы.
Навязчивый страх немолодой матери за своего позднего ребенка, гиперопека, стремление во все вмешиваться, почти постоянное состояние эмоционального возбуждения, в котором находилась мама, вызвали невротическую реакцию у практически здорового ребенка. Пассивность девочки, обусловленная гиперопекой, привела к нарушениям в эмоционально-волевой сфере.
Когда Ляля повзрослела (около б лет), я стала возражать против присутствия мамы на уроках — когда ее не было, девочка мгновенно раскрывалась. Но Ляля была еще слишком маленькой и нуждалась в сопровождении родителей. Мама, конечно, обиделась на меня. Я решила воспользоваться обстоятельствами и порекомендовала девочке поступить в районную музыкальную школу под тем предлогом, что она находится намного ближе от их дома, чем наша. С моей стороны это была безоговорочная капитуляция перед мамой. Но и впоследствии девочка несколько раз меняла педагогов.
Данный случай — достаточно яркое подтверждение того, что родители, не умея правильно подойти к воспитанию ребенка, обрекают на провал все старания педагога помочь и им и их ребенку в преодолении проблем, вызванных ошибками воспитания.

Илья
Трехлетний мальчик с весьма средними музыкальными данными, очень смышленый, но легко возбудимый и непоседливый. Вначале он лишь присутствовал на уроках своего старшего брата как зритель. Но однажды оттолкнул брата от рояля со словами: «Хватит тебе одному играть», влез на стул и позвал меня. С этого момента и начались наши занятия.
Практически каждый этап обучения проходил со сложностями. У мальчика были трудности с моторикой, воспроизведением ритма, организацией пианистического аппарата, развитием слуха. Дополнительно родители обратились к педагогу по теории — это помогло более интенсивному развитию музыкального слуха. Они самоотверженно помогали мне — участвовали в наших уроках, прекрасно организовывали домашние занятия.
И вот наступил долгожданный день, когда на концерте пятилетний Илюша заслужил самые горячие аплодисменты слушателей.
Мы продолжали заниматься, как вдруг на одном из уроков я заметила у мальчика нервный тик, подергивания лицевой мышцы, которые с каждым днем усиливались. Поговорила с родителями и попросила проконсультироваться с врачом. Лечение не принесло результатов, и тогда на помощь пришла нетрадиционная медицина. Тик прекратился.
В чем же была причина возникновения тика? В завышенных, непосильных для ребенка требованиях. Несмотря на большое желание мальчика заниматься музыкой и его хорошее настроение во время уроков, дома ему пока еще не хотелось самостоятельно работать. И вместо того чтобы посоветоваться с педагогом, найти способ заинтересовать малыша, правильно организовать его домашние занятия, вместо того чтобы исподволь воспитывать волевые качества сына, папа принуждал его долгие часы просиживать за инструментом. У ребенка с подвижным типом нервной системы, очень мобильного и гиперактивного, длительные занятия вызвали утомление, раздражение и склонность к истерическому поведению. Стремление родителей как можно скорее достичь желаемых результатов, усиленное давление на непоседливого малыша и жесткие требования отца привели к переутомлению, психической траве и, как результат, к появлению нервного тика, то есть к нервному срыву.
После разговора с мамой, из которого стала очевидной причина болезни, я предложила хотя бы на короткое время прервать занятия, дать Илюше возможность отдохнуть. Осторожно, стараясь не обидеть, поговорила с папой, и он меня прекрасно понял. Был выработан единый подход к музыкальному развитию ребенка. В дальнейшем появилась возможность полностью контролировать процесс домашней работы. Мальчик стал много заниматься спортом, физически окреп, тик больше не возобновлялся, и мы успешно завершили учебный год.
Перед отъездом из Ленинграда всех своих учеников я передавала новым педагогам, учитывая и музыкальные данные детей, и их психологическую совместимость с будущим наставником. Илюше я нашла прекрасного педагога.
Однако, не посоветовавшись со мной (редкий случай в моей практике), родители отдали сына в школу для одаренных детей. Для меня это было настоящим шоком. Во-первых, ребенок был еще не настолько крепок физически, чтобы справиться с колоссальными нагрузками, которые должны были на него обрушиться в специальной школе. Во-вторых, его успехи в обучении были связаны прежде всего с основательной пианистической школой, а вовсе не свидетельствовали о значительной природной одаренности.
Сегодня Илья успешно занимается в этой школе, но я по-прежнему волнуюсь за его здоровье. К тому же я не уверена — не помешают ли ему слабые природные музыкальные задатки стать ярким музыкантом, не будет ли это причиной чисто человеческой трагедии?
Вопрос к родителям: как можно решать судьбу ребенка в таком раннем возрасте, если он изначально не проявляет явной одаренности?

Милочка
Девочка начала заниматься со мной в трехлетнем возрасте. Сейчас ей шесть. У нее хорошая речь, нормальное общее развитие, неплохая работоспособность, готовность к серьезным занятиям. Необычайно артистична, музыкальна, прекрасно воспринимает эмоционально-образную сторону музыки, фантазирует, легко входит в образ. При всем этом ее успехи оставляют желать лучшего. Причиной тому, как мне кажется, является общая педагогическая запущенность, то есть ребенком практически не занимаются дома (у молодых родителей не находится для этого времени). И не только музыкой — Милочка в четыре года не умела различать цвета, не знала счета, не выучила ни одного даже самого простого стихотворения. Задачи, которые встают перед девочкой во время занятий музыкой, оказываются для нее непосильными. И при большом желании играть и расположенности к музыке эта ученица стала для меня по-настоящему проблемным ребенком.
Она выучила все ноты, может найти любую в каждой октаве, слышит и сольфеджирует интервалы, играет в ансамбле со мной, ведет сопровождение, освоила весь подготовительный курс. Но при этом плохо читает с листа. Занимаясь музыкой лишь на уроках, даже уже разобранные и прочтенные ранее произведения забывает. Из-за трех-четырехдневных перерывов в работе нарушается связь между зрительно-слуховой сферой и моторикой. В итоге — неуверенность и страх перед ошибкой, гиперзажатость мелких мышц, иногда — отказ от игры. Приходится замедлять процесс обучения, всеми силами стараться показать девочке мою поддержку, веру в ее успех. Для эмоциональной разрядки мы возвращаемся к любимым играм, исполняем и сольфеджируем уже знакомые пьесы, те которые у нее получаются.
Абсолютно уверена, что если бы родители не были пассивными слушателями на уроках и дома ежедневно уделяли ребенку хотя бы 80 минут, вряд ли Милочку можно было бы отнести к проблемным детям. Тем более что родители имеют музыкальное образование.
Метод обучения игре на скрипке известного японского педагога Синити Судзуки содержит обязательное требование к родителям учеников: обучаться вместе с ними. Без этого он считает успех невозможным. На родителей возлагается обязанность постоянно заниматься с детьми — роль педагога сводится лишь к определению программы и выработке заданий на дом.
В моем методе родителям отводится огромная роль, однако требования отличаются от тех, которые предъявляет к ним С. Судзуки. Я начинаю заниматься с трехлетними детьми, и естественно, что они не могут обойтись без помощи взрослых. Но родители не должны ограничиваться лишь тем, чтобы привести ребенка на урок и с отсутствующим видом провести полчаса-час в классе. Если происходит именно так, то после завершения подготовительного периода (во время которого помощь родителей тоже желательна, но не она определяет успех), при переходе к игре на инструменте у ребенка возникают огромные сложности.
Присутствуя на уроках, родители погружаются в тот особый мир взаимоотношений малыша с музыкой, который только и позволяет обучить музыке трех-четырехлетнего ребенка. С более старшими детьми погружения родителей в учебный процесс не требуется, поскольку семи-восьми летние способны самостоятельно выполнять требования учителей.
Главное — образно-эмоциональный настрой ребенка. Он не сможет воспроизвести атмосферу, возникшую во время занятий с педагогом, если дома оставлен один-на-один с инструментом. Родители в данном случае должны как бы заменить меня, чтобы не пропадали два-три дня между уроками. При этом ребенок отрабатывает полученные на уроке навыки и остается в интересной, приятной для него творческой атмосфере. Именно в этом смысле любая нетрадиционная методика занятий предъявляет к родителям особенные требования, иначе при переходе к игре на инструменте выявятся все их недоработки, которые могут помешать беспроблемному обучению.
Впоследствии, когда дети подрастают, они уже настолько погружены в музыку, что продолжают учебу самостоятельно и с большим желанием.

Страница 1 из 10123456